Челнинцы направили в Московский Патриархат жалобу на протоирея Олега Богданова

Прихожане одного из челнинских храмов написали жалобу в Московский Патриархат, в которой просят отстранить своего настоятеля благочинного по Закамью протоирея Олега Богданова от занимаемых должностей.

Как следует из письма, образ жизни отца Олега идет вразрез с привычными представлениями о священнослужителях. Кроме того, как утверждают авторы письма, за 20 лет служения протоиерея Олега Богданова в Челнах не было построено ни одного храма. Впрочем, один храм (Рождества Христова) все же был построен, но он вскорости сгорел из-за нарушений правил пожарной безопасности: на крыше деревянного здания не удосужились поставить громоотвод.

– Я лично давал около 20 тысяч на покупку кровли для здания трапезной два года назад. Но трапезная как стояла без крыши, так и стоит по сей день. Куда были потрачены мои деньги, мне никто не сообщил, – рассказал корреспонденту Intertat.ru один из авторов письма, челнинский предприниматель Максим Кузнецов.

Также в письме говорится, что Приходское Собрание, которое является высшим органом управления прихода, не созывается, соответственно, нет контроля над действиями настоятеля, который подотчетен этому собранию.

Авторы письма утверждают, что протоиерей часто ездит за границу, имеет богатую коллекцию картин, монет и хвалится, что учит дочь за рубежом.

Мнение самого протоиерея о том, что он думает по поводу выдвинутых в его адрес обвинений, узнать не удалось, поскольку благочинный отбыл в загранкомандировку и будет только после 15 марта. Как сообщил секретарь Управления Казанской Епархии Александр Павлов, никаких жалоб на протоиерея Олега Богданова прежде не поступало, равно, как не поступало пока и писем из Московского Патриархата с просьбой разобраться в ситуации.

– Тем не менее, мы проведем проверку, и если перечисленные факты подтвердятся, примем меры, – пообещал Павлов.

http://www.chelny-izvest.ru/gazeta/articles/5692.html

Жалкая жизнь новокрещенных

Жалкая жизнь новокрещенных оседлых инородцев не раз обращала внимание всех путешественников: Радлова в Алтае, Кастрена среди васъюганских остяков, миссионера Аргентова среди чукчей. Последний приводит замечательный отзыв самих инородцев о результате крещения при помощи принудительного обращения к оседлости. Когда миссионер предложил одному старику крещение, он ответил: «Я был молод, русские ласкали меня, и окрестился, теперь я гляжу на былое иными, стариковскими глазами. Что принесло нам крещение? Люди беднеют, стада их уменьшаются, олени переводятся, да и самые люди переводятся; стариков почти вовсе не стало, многие умерли не по-людски. Нет, я хочу умереть по-нашему, по-человечески!». Этот страх вымирания при изменении образа жизни и прежних промыслов отталкивает инородцев от православия, где оно является синонимом оседлости.
Таким образом, факт непременного принятия оседлости с крещением является не всегда в интересе новообращенных, захват же земель и хозяйственные распоряжения еще губительнее действуют на остальное, необращенное население. Такие экономические эксперименты приобретения огромных земель в пользу миссионерских монастырей и общин подрывают окончательно представителей православия в глазах язычников. Только этим, а не духом религии можно объяснить слабые успехи обращения инородцев миссионерами.

из книги:
Н.М. Ядринцев. Сибирь как колония. глава: Условие разрешения инородческого вопроса

Православное духовенство и его организация

Православная церковь на протяжении веков была опорой и верным слугой самодержавия. Актом коронации на царство, проводимым высшим духовенством, церковь объявляла царя помазанником божьим и тем самым подчеркивала божественное происхождение царской власти.
Со времен царя Алексея Михайловича (отца Петра Великого), уничтожившего институт «патриархов Московских и всея Руси» и сославшего последнего патриарха, Никона, в монастырь, главой православной церкви считался сам царь «божьей милостью самодержец Всероссийский». Это было одной из причин, по которым православная церковь превратилась в неотделимую часть царской государственной машины.
Помимо чисто религиозных обрядных функций церковь осуществляла функции воспитания народа в нужном царизму направлении путем проповедей, провозглашаемых с амвонов Церквей, через сеть начальных школ, принадлежавших церкви (они так и назывались «церковноприходские школы») и бывших в сельских местностях зачастую единственными, где можно было научиться начаткам грамоты и арифметики. Церковь с ее обрядами сопутствовала жизни каждого подданного Российской империи православного вероисповедания. В ведении церкви были также и регистрация рождений, смертей, оформление браков и разрешения на развод — в общем, все, что сейчас называется «актами гражданского состояния».
Церковь не оставляла своим вниманием армию и военно-морской флот. В каждом полку и на каждом корабле был свой священник. В средних учебных заведениях одним из обязательных предметов был закон божий, преподаваемый священником-законоучителем.
Collapse )

Как проходила христианизация мордвы

С XVI в. на территории мордвы начали воздвигаться православные монастыри и церкви. Царское правительство наделяло их пахотными, лесными, водными угодьями и приписывало к ним целые мордовские поселения. Монахи крупных монастырей центра буквально по следам русского войска, разгромившего Казанское ханство, через Шацкий, Арзамасский, Темниковский; Алатырский уезды, населенные мордвой, устремились в «подрайскую землицу», захватывая лучшие угодья. Крупнейшими монастырями на мордовских землях были Пурдышевский, Санаксарский, Саровский и др. Одной из главнейших задач, поставленных перед ними, было утверждение мордвы в христианской вере29.
Столкновения светских и церковных властей с «иноверцами» на почве христианизации носили порой весьма ожесточенный характер.. Так, в 1656 г. в Шацком уезде был убит архиепископ рязанский Мисаил, прибывший туда с царской грамотой, с государевыми служилыми людьми «мордву и татар во крещение приводити» 30.
16 мая 1681 г. царь Федор Алексеевич подписал указ о предоставлении льгот мордве в случае крещения («А как они крестятся, и им во всяких податях дано будет льготы на шесть лет» 31). Немалое число мордвы польстилось на льготы и крестилось, но едва удалялись священники и пристав, как новокрещеные снимали с себя кресты и продолжали жить по-старому. Спустя пять лет вышел новый указ царского правительства, в котором говорилось о том, что новокрещеная мордва «в христианской вере не тверда, в церкви божий не приходит и отцов духовных у себя не имеет» 32.
Collapse )
Текст из Главы XIII. «Языческие верования мордвы и ее христианизация.» (Н. Ф. Мокший) 
Мордва: Историко-культур. очерки/Ред. кол.: В. А. Балашов (отв. ред.), В. С. Брыжинский, И. А. Ефимов; Рук. авт. коллектива академик Н. П. Макаркин.— Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1995—624 с.

"забота" миссионеров о инородцах

Но мы уже говорили, как относятся к вопросу о вымирании инородцев представители сибирской администрации. Бывали в Сибири ясачные комиссии или комиссии для устройства быта инородцев, заводились многотомные дела о том же, но под этим «устройством быта» разумелось изобретение мер к увеличению поступлений с инородцев в казну платежей, а не о мерах к прекращению вымирания; много-много, если говорилось о равномерном разложении податей, да и то в видах все того же увеличения поступлений. Миссии наши устраивают местами больницы, приюты, богадельни, но только для инородцев крещеных, для обруселых или полуобруселых, а отнюдь не для язычников. Случаи же голодной смерти бывают только у последних. В утешение мы говорим бедствующему язычнику-инородцу: обрусей, и тогда мы будем на тебя смотреть, как на предмет, подлежащий равной заботе с другими! крестись, и тогда мы тебе окажем милосердие! Но разве говорим мы не вопреки великому Учителю, сказавшему притчу о самарянине? Возьмите епархиальные ведомости или другие органы журналистики, в которых печатались письма и труды наших миссионеров: много ли мы найдем статей здесь, в которых заключался бы призыв к обществу противодействовать этим голодным смертям? Отчего бы нашим миссиям не заводить убежища для осиротелых и обессилевших стариков-язычников и приюты для их детей вместо свечных заводов и тому подобных заведений? Такое милосердие могло бы приучать языческую массу к мнению, что учение Христа есть действительно проповедь о любви к людям.

 Из главы «Причины вымирания инородцев и способность их к культуре»
Н. М. ЯДРИНЦЕВ. «Сибирские инородцы, их быт и современное положение»

Казнь за "обасурманивание"

Кисанбику Байрасову в 1739 г в Екатеринбурге сжигают.

“Пойманную татань-башкирку, которая была крещена и дано ей имя Катерина, за три побега и что она, оставя Закон Христианский, обасурманилась, за оное извольте приказать на страх другим казнить смертию – сжечь, дабы впредь, на то смотря, другие казнились".

подпись - генерал Саймонов. 1739г.

казнь за оставление христианства



www.azatliq.org/content/article/1956067.html




Как проходила христианизация чувашей

 В 1720—1722 гг. Петр I издал несколько указов о христианизации народов Поволжья, по которым тем, кто принял крещение, на три года предоставлялись льготы (освобождение от податей и сборов, от рекрутской повинности). однако нерусские народы упорно не желали креститься. Tогда правительство указом от 22 сентября 1740 г. и рядом других решений определило методы насильственного крещения народностей Поволжья. В Свияжске была создана Hовокрещенская контора с большим штатом проповедников, чиновников и командой солдат.
Прибегая главным образом к методам насилия, правительство в то же время снова обещало новокрещеным временные льготы: освобождение на три года от податей и рекрутской повинности, выдачу крестов, денег и одежды. Подати и рекрутская повинность крестьян, принявших христианство, перекладывались на некрещеных.
Члены Hовокрещенской конторы, попы, приезжавшие в чувашские деревни в сопровождении воинских команд, угрожали крестьянам, избивали их, заковывали в кандалы, заставляя креститься. За 24 года деятельности Hовокрещенской конторы почти все чуваши путем насилия или обещания льгот и вознаграждений были крещены.
В 40-х гг. ХVIII в. происходили многочисленные выступления чувашей против насильственной христианизации.
В январе 1744 г. представители чувашей из разных деревень Чебоксарского уезда выбрали Охадера Tомеева из деревни Кильдишево и трех других крестьян представителями для подачи коллективного прошения на имя императрицы Елизаветы Петровны. Выборные выехали в Москву и в июле подали в Синод  прошение, в котором требовали запретить насильственную христианизацию, назначить трех лиц (двух русских чиновников и третьим — Tомеева) для управления чувашами и крещения их мирными средствами. Синод отверг эти требования. Tомеев был вынужден скрыться. Чуваши Чебоксарского уезда поголовно отказались креститься.
Добившись принятия христианства силой оружия и обманом, правительство отказалось от своего обещания предоставить вознаграждение и льготы тем, кто крестился.
Крещеные чуваши только формально стали христианами. По существу они долгое время оставались язычниками, хотя духовенство вело постоянную слежку за ними и жестоко наказывало за исполнение языческих обрядов. Служба на непонятном церковнославянском языке была совершенно чужда им.
Духовенство, в свою очередь, не знало местного языка. Чувашам неясно было назначение икон: считая их идолами «русского бога», доносившими ему о поступках чувашей, они выкалывали изображениям глаза, ставили их ликом к стене. В течение довольно длительного времени христианские догматы оставались для чувашей неясными, их обыденное религиозное сознание представляло собой сочетание язычества с православием.
В первые же годы массовой христианизации в чувашских селениях начали возводить церкви (в основном на народные деньги). В 1760-х гг. было выстроено около ста церквей, к середине ХIХ в. их число достигло 150. В первой половине ХIХ в. были практически уничтожены почитаемые чувашами-язычниками священные рощи. 

текст из книги "Чуваши: этническая история и традиционная культура" Иванов В.П., Николаев В.В., Димитриев В.Д.

Христианские миссионеры на Дальнем Востоке

 За очень малыми исключениями, — такими, как алеутский миссионер Вениаминов или алтайский миссионер Вербитский, — вся история деятельности православных миссионеров среди туземных народов Сибири не может быть названа почтенной. Вплоть до настоящего времени священники и монахи, посылаемые на Дальний Северо-Восток, были людьми малообразованными; они не знали и не были в состоянии изучать туземные языки; они грубы и совершенно лишены качеств, необходимых для распространения моральных основ христианства. Среди коряков русские миссионеры сначала не имели никакого успеха. Среди камчадалов баптизм сначала служил средством обращать в рабство новокрещенных, и миссионеры не меньше казаков прежде всего стремились добыть пушнину. Светские начальники часто смотрели на приобщение камчадалов к христианству как на средство подчинить их. Один из этих начальников вешал камчадалов, которые не хотели становиться баптистами, другие освобождали крестившихся от уплаты подати на несколько лет.22 От камчадалов миссионеры перешли на север Камчатки к корякам Уки и Паланы, а оттуда на Олюторку. Все эти крещеные коряки приняли до некоторой степени лишь формальную сторону православия. То же можно сказать об обрусевших коряках Охотской округи и селения Наяхан, большая же часть Гижигинской округи так и не поддалась христианизации. Это явление можно отчасти приписать той твердости, с которой коряки держатся своих древних религиозных верований. Кроме того, у коряков не было никакой охоты брать на себя тяготы, связанные с баптистским крещением. Священникам нужно было платить за исполнение церковных треб и бесплатно возить их по селениям и поселкам. К этому надо еще прибавить злоупотребления и вымогательства самих священников, против чего неоднократно протестовала даже сама местная администрация. В гижигинском архиве есть несколько дел о злоупотреблениях духовенства. Например, было возбуждено дело против трех священников, которые поступили на службу к торговцам как развозчики товаров, пользуясь в то же время как духовные лица льготами по перевозкам и эксплуатируя в этом отношении и русских жителей, и туземцев.

22 Очень интересные сведения о недостойной деятельности духовенства и о притеснениии камчадалов чиновниками можно найти у доктора Тюшова (По западному берегу Камчатки // Записки РГО. СПб., 1906. Т. 37, № 2).



со стр.22 книги  В.И. Иохельсон. Коряки. Материальная культура и социальная организация. Пер. с англ. СПб, «Наука»,1987 г.